КУРСИВ Новости Евгения Закревская: Дело Гандзюк изначально должны передать в СБУ

Евгения Закревская: Дело Гандзюк изначально должны передать в СБУ

«Есть основания считать, что следующее звено крышуют именно на уровне местной прокуратуры.» О перспективах показательного расследования нападения на Екатерину Гандзюк и о том, удастся ли выйти на заказчика.

Корреспондент издания «Тиждень» пообщался с адвокатом Екатерины Евгенией Закревской.

Евгения Закревская. Фото: news.liga.net

— 30 сентября прошло ровно два месяца с момента нападения на Екатерину. В первые дни трагедии она говорила, что не хочет общаться с херсонскими правоохранителями, потому что занималась разоблачением преступных действий именно Нацполиции города и области. Приходили ли к пострадавшей сотрудники Нацполиции уже в Киеве и проводили ли следственные действия?

— Катя не отказывалась давать показания. Просто это было и очень трудно, учитывая ее состояние. Но допрос таки состоялся, и это было сложно. После этого ей стало хуже, поднялась температура. Но информацию, необходимую для следствия, она предоставила.

— Сразу после того, как стало известно, что Екатерину облили кислотой прямо во дворе собственного дома, за этой историей начали пристально следить и журналисты, и другие активисты. Может, именно для того, чтобы сбить возмущение, правоохранители мгновенно представили обществу вероятного нападающего. Но уже в суде об избрании меры пресечения сестра подозреваемого — Николая Новикова заявила, что имеет свидетелей того, что именно во время нападения он был совсем в другом месте. И впоследствии суд учел это обстоятельство, и Новикова отпустили. Тогда вы говорили, что это свидетельство того, что следователи не достаточно тщательно собирали информацию по делу. Как к нападению на Екатерину Гандзюк причастны пятеро задержанных недавно? Какие доказательства приводят следователи?




— В том, что нынешние подозреваемые, трое из которых находятся под стражей и двое под домашним арестом, и являются исполнителями преступления, сомнения у нас нет. Подозрение обосновано доказательствами. Но вопрос в том, чтобы привлечь к ответственности всю цепочку — вплоть до заказчиков! И здесь есть проблема. Ведь даже после того как в ЕРДР полиция внесла пункт 11 части 2 статьи 115 («умышленное убийство». — Ред.), соответствующие изменения в подозрения исполнителям полиция и прокуратура не внесли. То есть дело по исполнителям собираются передавать в суд без признаков заказа. Несмотря на то, что четверо из пяти подозреваемых признали, что им заплатили за нападение и соответствующие денежные средства были изъяты во время следственных действий.

— То есть, вы считаете, что именно эти пятеро подозреваемых не является заказчиками убийства, а лишь исполнителями?

— Подозрения по делу Гандзюк пока предъявлены только непосредственно в подготовке и исполнении нападения, а также низовой организации и координации нападения — Сергею Торбину (Сергей Торбин возглавляет две общественные организации: «Херсонська фортеця» и «Добровольців учасників АТО «Добровольці Божої Чоти». — Ред.). Заказчика и даже посредников, которые подыскали группу исполнителей во главе с Торбиным, с ними контактировали, передавали деньги и т. д., следствие до сих пор не назвало. И подозрения им не предъявлены.

Теоретизировать — кто может быть заказчиком — я не буду. Нужно проверить все версии.

— Коллеги, единомышленники Екатерины не дают обществу забыть о нападении. Напоминают в соцсетях, сколько времени прошло, что сделано, организуют акции поддержки и протеста. Таким образом, не дают забыть правоохранителям о расследовании. Ведь пример 55 подобных нападений, которые приводят в «Списке Гандзюк», доказывает, что виновных могут искать месяцами и даже годами, а так и не назвать, кому перешел дорогу тот или иной активист. Что будет с этим делом и когда мы сможем увидеть рассмотрение его по существу?

— Быстро расследовать дело — это найти всех виновников, включая заказчика, и привлечь их к ответственности. А не наскоро направить в суд обвинительный акт по исполнителям и поставить себе галочку о раскрытии дела. У меня большие вопросы к прокуратуре Херсонской области. Именно в части квалификации. Они упорно игнорируют доказательства, которые указывают, что покушение было совершено по заказу. Это и показания подозреваемых об оплате их «работы», и полученные средства. И отсутствие личного мотива. Я подала в прокуратуру детальное ходатайство, где четко расписала, почему в случае заказного покушения признак заказа должен фигурировать как у исполнителей, так и у заказчика. Это позиция Верховного Суда. Следователь внес этот признак в ЕРДР. Но прокурором до сих пор не внесены соответствующие изменения в подозрения.

Есть основания считать, что следующее звено крышуют именно на уровне местной прокуратуры. И несмотря на акции и давление общественности, а также, возможно, желание генпрокурора, никого «выше» Торбина «отдавать» не собираются. Замкнут все на нем.

А дальше — пусть разбирается СБУ. Они, по словам генпрокурора, должны искать заказчиков. Но это так не работает. Нельзя по одному делу расследовать преступление части соучастников-исполнителей, а по другому — искать заказчиков. Дело изначально должны были передать в СБУ и расследовать все вместе. А теперь и полиция, и прокуратура, и СБУ имеют прекрасную возможность сбрасывать ответственность друг на друга.

Беседовала Дарья Феденко, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *